Наши пчеловоды

Геннадий Александрович Михеенко.
Пчёл держать – не в холодке лежать.

В октябре прошлого года Геннадий Александрович Михеенко вернулся из Москвы, где в который раз принимал участие в традиционной ярмарке меда в музее-усадьбе Царицыно. Продукция нашего пчеловода из Калмыцких Мысов Алтайского края шла ходко, потому что Геннадий Михеенко привез в столицу мед высокого качества и продавал его по нормальной цене. Между прочим, алтайский мед в Москве славится с давних пор. И вполне заслуженно. Я посмотрел сертификаты качества, которые получил Геннадий Александрович. Мед оценивается ни много ни мало, а по 21 параметру, и все они соответствуют самым высоким стандартам. Недаром Геннадий Михеенко как участник ярмарки неоднократно награждался дипломами и ценными подарками. В общем, Геннадий Александрович торговлей всегда удовлетворен и вполне доволен.

Реализация меда – дело, конечно, приятное, волнительное. Однако и все другое время года пчеловод тоже трудится, как пчелка. Здесь речь не просто о каких-то физических усилиях, но и важных пчеловодческих знаниях, технологии. Каждый настоящий пасечник имеет свои профессиональные секреты. Геннадий Александрович, к примеру, ставку делает на маток собственной, так сказать, селекции. Поскольку в пчеловодстве основой успеха является умение держать под контролем роения пчел, разборчиво управлять этим процессом. Михеенко эту науку постиг в совершенстве и потому в своем увлечении в любой год – «на коне», с прибытком.

– Пчеловод – это состояние души, это не профессия, как кому-то думается – философски замечает Геннадий. – Чтобы не охладеть к делу, необходимо его крепко любить, а еще уметь стойко переносить временные неудачи и потери.

Пчеловодом мой собеседник стал не вдруг. Хорошо помнит, что небольшая пасека была у его дяди Александра Федоровича Звягинцева, который занимался пчелами на любительском уровне. От него по существу племянник и «заболел» пчеловодством, а серьезно стал заниматься им с 1980 года, еще проживая в Казахстане. Сегодня Г. Михеенко не только практик, но и теоретически подкованный пасечник. Уже давно является членом национального Союза пчеловодов.

В хозяйстве у него более 50 пчелосемей, и это, кстати, не самая большая пасека в Поспелихинском районе. Но мысовчанин ничего пока менять не собирается, не держит курс на увеличение количества ульев, которые, между прочим, сам и делает.

– А зачем? Можно и до сотни догнать, но будет ли толк? – говорит он. – Надо дело так поставить, чтобы пчела давала максимальную отдачу. Малым количеством брать больше меда – такова моя установка. Пчеловодство для Геннадия, было, есть и останется делом семейным, передаваемым от отца к сыну. В жаркие деньки хозяину на пасеке энергично помогают сыновья Александр и Алексей. К слову, Алексей уже давно завел собственную большую пасеку.

В природе устроено все так, что всему живому требуется так называемое жизненное пространство, на котором можно найти пропитание.

Эти вопросы, как выяснилось, Геннадия Александровича пока особо не тревожат: территории у нас в районе хватит всем. Сам он пасеку ставит в пойме Чарыша, богатой травами-медоносами. В последнее время развитию пчеловодства в Алтайском крае уделяется достаточное внимание, имеется и соответствующий закон «О пчеловодстве». Эти меры, по замыслу разработчиков, должны принести положительные результаты, расширить отрасль. Однако, по мнению Г. Михеенко, в законе еще много «белых пятен», зато маловато конкретики, поэтому как бы не получилось так, что все останется только на бумаге. И потом, считает Г. Михеенко, нельзя бесконтрольно увеличивать количество пчелосемей. Иначе начнутся самые настоящие «пчелиные войны». Тревожит его и то, что с каждым годом становится все больше золотистой щурки – птицы-убийцы пчел. Пока организованной борьбы с этими «летающими волками» нет. Г. Михеенко вместе еще с одним мысовским пчеловодом В. Васюниным разработали специальное приспособление против щурки и летними вечерами «воевали» с ненасытной хитрой птицей.

В среднем одна пчелосемья за сезон «выдала на-гора» по фляге продукции, масса которой 50-52 килограмма. Достойная награда за кропотливый труд.

Александр Лапенков
Фото из архива Г.А. Михеенко

Михаил Михайлович Князев.
Пчела за данью полевой…

Марево. Тишина и жара пьянят как крепкое вино.

– Сетки-то будете надевать? – отрезвляет голос хозяина.

Сетка похожа на средневековую шляпу с вуалью. Теперь можно с пчелками и поближе познакомиться. Подстраховываюсь дымарем. Михаил Михайлович Князев открывает улей. Несколько пчел зловеще устремляются ко мне. Жму изо всех сил в меха дымаря. Дым валит клубами. Почуяв его, пчела заполняет зобик медом, чтобы улететь подальше с запасом еды, и поэтому уже не может выпустить свое жало.

– Да вы не бойтесь, – успокаивает Михалыч. – Жалят обычно только неблагополучные пчелы, если в семье что-то не ладится. Вот, к примеру, одна семья, как не подойду к улью, жалит и все тут. Решил осмотреть улей. И обнаружил там муравейник. Муравьи мешали пчелам, и последние вымещали на мне свое возмущение, дескать, что же ты хозяин, плохо за нами ухаживаешь. После того как убрал муравейник, жалить перестали. Если воды не дать вовремя, тоже жалят. Это форма протеста.

Пчел в сотах видимо-невидимо. В семье их может быть до ста тысяч. Нам повезло – в центре сидела ее величество матка. Такое мало кому доводилось видеть. Матка, как правило, очень надежно спрятана от чужих глаз. Важная, по весу и размерам в два раза больше остальных пчел – трудяг. Но как же царица отдает приказы? Оказывается, она выделяет маточное вещество, которое пчелы облизывают. В нем сигналы и указы. Выходит, у пчел ярко выраженная «монархия». Причем борьба за корону идет не на жизнь, а на смерть. Если двух маток поместить рядом, они обязательно вцепятся друг в дружку и уцелеет наиболее сильная. Если же матка погибнет – в семье начинается полная анархия, которая приведет к гибели.

– А как распределяются обязанности среди рядовых пчел? – спрашиваю пасечника.

– Первую половину своей жизни пчела проводит в улье. Вторую – в поле. Одни чистят улей, другие строят соты. Есть «разведчицы», разыскивающие самые медоносные цветы. Есть охранники летков – если сунется кто-то чужой в улей, героически жертвуя собой, выпуская жало…

– А теперь смотрите, – командует пчеловод, – знаменитые пчелиные танцы!

Несколько пчел-трудоголиков беспрерывно двигаются кругами. Вот они начинают покачивать брюшками, и траектория их движения меняется, становится похожей на восьмерку. Засекаем время по совету пчеловода. За шестнадцать секунд – четыре с половиной круга. Михалыч расшифровывает: это означает, что «провиант» находится в километре от улья. Пчелы рассказывают о наиболее «аппетитных» цветках. Конечно, нам этого не понять. Но для пасечника каждое такое танцевальное «па» – маленький рассказ.

Рядом с М.М. Князевым расположились пасеки еще двух пчеловодов. Вместе удобнее. И помочь друг другу можно в любой момент, и надежная охрана стоянки обеспечена. Место для пасеки выбрано красивое, на берегу Локтевки, левого притока Чарыша. Сюда на отдых часто приезжают друзья и знакомые пчеловодов. А вот самим бортникам не до отдыха. Идет роение, да такое, что пчеловоды едва успевают ловить новые семьи. … Какая же пасека без самовара и мёда? Пора бы и нам отведать напиток богов. Мед Михалыча пахнет разнотравьем. В общем, был я на пасеке, мёд-пиво пил, и в рот кое-что попало. Правда, «без жертв» не обошлось – одна пчела все-таки ужалила меня в руку. Но, осмотрев через некоторое время место укуса, Михалыч констатировал: аллергии на пчелиный яд нет, можешь работать пчеловодом.

Так что мне остается копить деньги и покупать для развода три-четыре колоды пчел.

Александр Лапенков
Фото из архива М.М. Князева

Галина Антоновна Рубцова.
Жизнь – просто мёд.

С Галиной Антоновной Рубцовой я познакомился совершенно случайно. Как-то поехали с сыном в Чинету, к знакомому прикупить горного мёда, а его дома не оказалось – уехал куда-то на дальнюю пасеку. Возвращаться домой, почти за четыреста верст, с пустыми руками не хотелось. Когда поинтересовались у сельчан, мол, у кого можно купить сладкого нектара, нам и указали на Галину Антоновну…

Ее дом на взгорке, нашли быстро. Приметив среди богатой зелени крыши многочисленных ульев, поспешили пройти поглубже во двор. Где и встретили энергичную, симпатичную женщину, которая ловко управлялась с дымарем.

– Здравствуйте, – увидела нас Галина Антоновна и, пригласив в летнюю кухню, радушно предложила. – Давайте-ка чайку с мёдком попьем.

За чаепитием быстро разговорились. Наблюдая, как легко и энергично Галина Антоновна суетится по хозяйству, я гадал, сколько же ей лет. И был приятно удивлен, когда наша собеседница отчеканила:

– Я уже давно на пенсии.

Мне оставалось только выразить свое восхищение.

– А пчелами давненько занимаетесь?

– Я с детства отцу помогала с пасекой управляться. Десять лет мне было, а я уже на деревья лазила, рои для отца стряхивала.

У Галины Антоновны многие мед покупают: и из района, и из Барнаула, Новосибирска, даже из далекой Москвы. Когда-то родители за медом приезжали, а теперь уж их дети и то и внуки наведываются. Разбирают очень быстро, порой приходится прямо из медогонки мед сливать – еще теплый увозят. И не было случая, что бы кто-то из покупателей на качество обиделся. По всем параметрам чинетинский горный мёд – высший класс!

У Галины Антоновны, несмотря на возраст, в руках все спорится. Все улики в саду обихожены, огород, как море бушует, на полке в летней кухне – разные заготовки, в углу, в больших корзинах – помидоры дозревают, огурчики ждут, покуда руки до них дойдут. Конечно, муж, тоже большой трудяга, во всем Галине Антоновне помогает. В общем, не жизнь, а мёд!

Александр Лапенков.
Фото автора.

Максим Васильевич Рагулин.
Лето на пасеке.

«Эйнштейн сделал вывод: когда в мире погибнет последняя пчела, человечество прекратит свое существование. Ведь это насекомое опыляет все растения, которые мы выращиваем». Вот такой информацией для размышления поделился со мной пчеловод из села Калмыцкие Мысы Максим Васильевич Рагулин, с которым мы недавно случайно встретились неподалеку от дивного Чарыша.

– Чтобы заниматься пчёлами, нужно, в первую очередь, научиться общаться с ними, понимать их жизнь – объясняет он. – Также необходимо знать современные технологии пчеловождения, учитывать сроки цветения различных растений, которые из-за погодных условий могут сдвигаться. Нельзя забывать о химической обработке полей, которую проводят сельхозпроизводители, иначе мёд станет опасным для здоровья, и погибнут крылатые трудоголики. Помимо этого очень важно хорошо разбираться в различных сортах мёда и сопутствующих пчёлопродуктах, в полевых цветах, в способах переработки сладкого сырья и т.д. Увлеченность пчеловодством у Максима Васильевича появилась восемь лет назад. Прежде всего, общался с опытными пасечниками, присматривался к их работе, и уже потом самостоятельно занялся интересным делом. Для разведения взял несколько пчелосемей – так появилась собственная пасека. От неё, правда, ожидать сиюминутных результатов не приходилось. Сначала нужно было вложить немало труда и средств, чтобы развить свое дело. Сегодня у Максима Васильевича 60 пчелосемей. Начиная с весны и до самой осени, пчеловод должен вести кочевой образ жизни.

– По всей округе езжу, – подробно рассказывает Рагулин. – Передвижную пасеку устанавливаю там, где в данное время цветут медоносы. Учитываю, какой мёд хочу получить – донниковый, эспарцетовый, разнотравный, подсолнечный и так далее.

– Как-то пришлось участвовать в дегустации мёда и даже не предполагал, что этот продукт бывает столь разным по своим вкусовым качествам. Сразу не смог определиться, что мне больше нравится. А вам какой по вкусу?

– Я всякий люблю. Но тут важно определиться, для чего нужен мёд. Хорошо известно, что это все-таки не лакомство, а главным образом целебный продукт. Взять, например, широко распространенный подсолнечный. Хоть и считается одним из самых дешевых, однако учеными точно установлено, что он имеет преимущество перед другими видами по своим лечебным свойствам. Разнотравный мёд, благодаря своему приятному вкусу, является необыкновенно полезным в питании, быстро восстанавливает работоспособность и улучшает аппетит. Хороши также донниковый, гречишный меда, чудодейственные свойства и у эспарцетового. Малокровие, анемии, болезни сердца и желудочно-кишечного тракта, авитаминозы, кровоизлияния в мозг, ревматизм, гипертония, миокард – вот не полный список тех недугов, которые отступают перед ними. Пчеловоды, бывает, купажируют мёд, то есть смешивают несколько его сортов для существенного улучшения полезных свойств продукта.

Для повышения жизненного тонуса и укрепления защитных сил организма, я бы в принципе рекомендовал каждое утро за 25-30 минут до еды съедать пару чайных ложек мёда. И результаты, вот увидите, будут налицо.

– Если неподготовленный человек оказывается на пасеке и видит пчел, его охватывает дикий ужас. Первая реакция: «Ой, ой, какая-то из них меня сейчас обязательно укусит!». Понятно, что для вас это, что называется, издержки производства, но как выдерживаете не самую приятную процедуру?

– Прежде случалось, что от укусов опухшим ходил, но с годами научился терпеть, выработался иммунитет. Запомните, пчела кусает только тогда, когда ощущает беспокойство, или её улей подвергается опасности. Сделав прокол покрова кожи, она не в состоянии обратно извлечь свое жало. Улетая, насекомое оставляет его, оттого вскоре умирает. Вот и выходит, что пчёлка человеку здоровье передает, а сама погибает.

– Вы так увлекательно рассказываете! Но, я так понимаю, вы занимаетесь пасекой не только ради праздного интереса, тут важна и материальная выгода. Много ли получаете сладкой продукции, как её реализуете?

– Год на год не приходится. Нынче пчелы работают хорошо – мёд должен быть. Думаю, даже больше прошлогоднего. А вот с реализацией очень тяжело. Много фальсификата, особенно из Китая. А люди не разбираются, покупают, что подешевле. Хотя в России качественный мёд сравнительно недорогой. Во Франции, например, цена 50-граммовой баночки – 4,5 евро. Умножайте на официальный курс, видите, какой высокоценный продукт? Но опять же: ведь не всегда в деньгах счастье, вы согласны?

– Согласен, конечно.

В заключение от имени и по просьбе Максима Васильевича мне остается пожелать нашим покупателям отменного здоровья и пчелиного трудолюбия!

Александр Лапенков.
Фото автора.